Соловей с Парковой улицы...

 

На прошлой неделе не стало профессора СКГУ им. М. Козыбаева, заместителя председателя Русской общины СКО, директора Института русской культуры, поэта и создателя богатейшей библиотеки Валерия Иосифовича Любушина.

Валерий Иосифович родился в 1939 году в Петропавловске. Закончил исто­рико-филологический факультет Пет­ропавловского педагогического инсти­тута, аспирантуру МГУ им. М. В. Ломо­носова, работал сельским учителем, затем преподавателем русской и зару­бежной литературы. Помимо публика­ций по литературоведению и культуро­логии, из-под его пера вышло несколь­ко поэтических сборников: «Восточные мотивы», «Сны о России», «Казахстан­ская сюита», «Пригоршня нежности» и другие.

...Существует представление о том, что есть другой мир, Мир Поэзии, в кото­рый дано проникнуть только поэтам. Наша реальная жизнь далека от совер­шенства, от настоящей человечности. Пути к гармонии открывает поэзия.

В своих стихотворениях Валерий Иосифович Любушин воспевал красо­ту родной земли, память детства, исто­рию Петропавловска, каждую его дос­топримечательность, традиции наро­дов Казахстана, родных и друзей, лю­дей, встретившихся ему на жизненном пути, искусство, любимые книги и их героев, великих исторических личнос­тей, процесс творчества и, конечно же, любовь.

С особой нежностью воспеты им Пар­ковая улица - самая романтичная ули­ца молодости поэта, и городская сло­бодка возле реки Ишим, исчезающая под натиском новостроек, связанная с памятью детства...

...На нашем курсе Валерий Иосифо­вич преподавал философию. На каж­дое занятие он приносил книжные но­винки из своей богатейшей библиоте­ки, насчитывающей более двадцати тысяч книг. Новейшие издания, призе­ры ежегодной Международной книж­ной ярмарки в Москве, все только са­мое лучшее - таков был принцип его отбора.

     Позже Валерий Иосифович расска­зал мне, уже журналистке, как возник­ла его любовь к книгам.

...Шла Великая Отечественная вой­на, мама работала в две смены, и ма­ленький Валерий оставался наедине с черным репродуктором, передающим сводки военных де­йствий и исполняю­щим военные песни. Поэтому огром­нейшей радостью, необыкновенным счастьем и спасе­нием от страшного одиночества стал годовой комплект журнала «Мурзилка». Он по­знакомил с про­изведениями А. С. Пушкина, Г.-Х. Андерсена, К. И. Чуковского и других авторов. Упоительный: мир книг завораживал, создавал новую реальность. Подражая героям лю­бимых про­изведений, ощущая се­бя Бибигоном, в конце , войны Вале­рий Любушин вместе с друзьями из детсада решил совершить побег, чтобы помочь отцу на фронте. Юных путешественников тог­да поймали в районе Затона. Как бы ни было трудно в послевоен­ные годы, Валерий умолял маму купить ему книгу. В семь лет он прочитал всего Шекспира, рано полюбил драматур­гию, что довольно редко бывает даже у самых заядлых читателей - чаще мы начинаем упиваться чтением приклю­ченческих романов.

   Несбывшейся страстной мечтой бы­ла игра на музыкальных инструментах (отец  был  прекрасным   музыкантом, играл   на   мандолине  и  балалайке). Больше двух лет прошли в слезах по скрипке. Скрипка была у соседа, ко­торый   терзал   слух  окружающих своей неумелой игрой. Но мечта осталась   мечтой   -   скрипку  мальчику так и не купили. Позже   музыкальные порывы   реали­зовались в поэ­зии.

Юного чи­тателя полюбили    продавцы   книж­ных   магази­нов.   Библи­отечка росла, занимая   все новые полки, этажерки, шка­фы. За долгие годы   в   уни­кальнейшей библиотеке Валерия Любу­шина было со­брано   более двадцати тысяч книг, о каждой из которых   он   мог рассказывать очень долго, с каж­дой была связана своя история.

    Когда уроки литературы начинались со списка книг, запрещенных для чте­ния, Валерий Любушин очень веселил­ся в душе: 26-томный Золя, Мопассан, Боккаччо,  Жорж  Санд,  Драйзер  уже были в его библиотеке.

     Более двадцати тысяч самых луч­ших книг - это, прежде всего, любимая русская литература, целые шкафы про­изведений английских и французских авторов, немало произведений не­мцев, американцев, испанцев, восточ­ных поэтов и писателей, большая под­борка исторической, философской, духовной литературы.

     Для Валерия Иосифовича в книге было важно все: не только достовер­ность текста, но и качество печати, соот­ветствие иллюстраций характеру про­изведения. Так, он отмечал, что дух романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», трагического слепка ан­тичности и Москвы 20-30-х гг. XX века впервые был идеально точно выражен художником В. Желваковым в издании, занявшем первое место на Всероссий­ской книжной ярмарке 2006 года...

... В любом возрасте кончина безвре­менна. Всегда остаются не воплощен­ные в жизнь планы, несбывшиеся меч­ты. У Валерия Иосифовича это не толь­ко неопубликованные сборники стихо­творений - в последнее время он начал писать и прозу.

    Лекции о культуре профессор Любу­шин читал не только своим студентам, но и слушателям Института русской культуры, открывшегося в Петропав­ловске в 2006 году. Он мечтал, чтобы в Петропавловске открылся центр рус­ской культуры, которому он планиро­вал передать в дар свою уникальную библиотеку. Помещение для Русского центра уже найдено, ведется работа по подготовке к его открытию. К сожале­нию, Валерий Иосифович не смог дож­даться воплощения своей мечты в жизнь, но его дело продолжается, а сборники стихотворений занимают дос­тойное место в библиотеках любите­лей поэзии...

 Инна Нагметова

Валерий ЛЮБУШИН

Мне жизнь наносила удары и раны,

Чтоб я ощущал постоянную боль.

Слова и стихи -

                             незажившие шрамы

На тепе моем поперек и повдоль.

Вот так и живу

                                я на полном напряге,

 Но просит душа не надрыва -

                                любви.

 А песенка, что воспарила

                                во мраке,

 Возникла из самой

                               сердечной глуби.

И пусть я умру

                           на ободранной койке,

 Внимая признаньям четы голубей.

 Я счастлив, что в час мой,

                            последний и горький,

 Услышу мелодию жизни своей.

                                1 июля 2003 г.

Я растаю в дымке осенней.

Был иль не был? Вот в чем вопрос.

Предстоит нам всем,

                             без сомнений,

 Жизни финиш - последний кросс.

Завершим дистанцию эту,

 Кто в начале, а кто в конце.

Что подвластно Христу, поэту,

 Неподвластно земной овце.

 

Можно стать только

                               бледной тенью

 Самого себя. Вот беда!

 Неужели предназначенье

 Сгинуть всем в земле навсегда ?

 

Что? К чему? День во мгле,

                                    и все же

Я бегу вется жизни нить.

 И никто никогда не сможет

 Эту боль во мне отменить.

 

Подскажи ответ мне, читатель,

 Я не знаю, зачем живу?

 Почему вдруг вложил Создатель

 В нас стремление к божеству?

 

Так чего же тогда я стою,

Если тянется к солнцу цветок,

 Удивляя своей красотою,

 Как победный, яркий флагшток.

 

Я ведь тоже недолговечен,

 Я не камень и не звезда.

То грущу, то смехом излечен,

 И виной тому красота.

 23 октября        2ООЗ